CUD.NEWS

Центр Градостроительного Развития

Вне зоны доступа: как «Доступная среда» ставит барьеры

Что такое современный город? Это уникальное место, где одновременно сосуществуют тысячи людей, профессий, сфер, где создаются сотни возможностей, открываются десятки перспектив. Пространство удобное для всех…

Но для всех ли? Говоря о мегаполисе XXI века, каким является Москва, мы часто забываем, что «удобный» – это обязательно «доступный» даже для тех, кому не всегда под силу совершать простые действия, которые мы выполняем по сотне раз за день. Спуститься в метро, перейти дорогу за двадцать секунд, протолкнуться в потоке народа – все это невероятно тяжело для маломобильных людей. И, говоря о комфортном городе, мы должны спросить себя: а всем ли удобно жить в таком месте? Оно и правда универсально для всех, или это лишь фикция?

В России проживает почти 12 миллионов человек с ограниченными возможностями (8,2% населения). В Москве – более миллиона, это 1/12 всего населения мегаполиса. Все эти люди живут обычной жизнью: учатся, работают, отдыхают, пользуются тем же транспортом, ходят теми же путями. Но зачастую они чувствуют себя в этом городе несвободными. Переходы и лестницы, узкие проходы в зданиях, необорудованные туалеты ставят на пути людей из маломобильных групп населения (МГН) тяжело проходимые «барьеры».

Вне зоны доступа: как «Доступная среда» ставит барьеры
Фото: Саша Белая/cud.news

Город

С 2011 года началось действие государственной программы «Доступная среда». Одной из важных ее целей является создание универсальной (безбарьерной) среды во всех государственных и социальных учреждениях страны. В 2020 и 2021 годах в рамках программы правительство выделило 59,34 и 58,89 млрд рублей на развитие «Доступной среды» соответственно. Также в прошлом году власти Москвы выделили более 1,2 млрд рублей на те же цели. Каждый день мы слышим новости о том, что «в учреждении поставили пандусы», «установили лифты для пассажиров с ограниченными возможностями» и пр. Кажется, что город полностью приспособлен для безбарьерной среды и с каждым днем проблем все меньше. Но так ли это?

Поставьте себя на место человека из МГН и попробуйте пройти ваш обычный маршрут до работы или в магазин, помня о том, что вы не можете ходить, видеть или слышать. Вас может удивить, насколько на самом деле город «не универсален», сколько проблем создает неправильное конструирование архитектурных сооружений для людей с ограниченными возможностями.

Сейчас читают:  Рецессия или рост: какими будут цены на недвижимость в 2022 году?

«Многие проектные организации не учитывают СП 59 (Свод правил № 59 «Доступность зданий и сооружений для маломобильных групп населения») при разработке своих проектов для формирования городских пространств, отсюда возникают новые барьеры при эксплуатации», – говорит руководитель проектного бюро «Без преград» Светлана Байдацкая.

Строительные организации, обязанные следовать СП 59, зачастую подходят к выполнению обязанностей чисто формально. Так, например, пандусы, которыми должны быть оборудованы все госучреждения, магазины и жилые здания в реальности могут оказаться скорее препятствием, чем помощью: крутой и опасный наклон, маленькие разворотные площадки, отсутствие поручней встречаются повсеместно. Они не только не создают комфортную и доступную среду, но создают видимость безопасности, «обманывают», а в итоге могут привести к несчастным случаям.

Вне зоны доступа: как «Доступная среда» ставит барьеры
Фото: Саша Белая/cud.news

Журналисты периодически проводят эксперименты, проверяя «доступность» Москвы вместе с малоподвижными гражданами. В мае 2021 года прогулку по недавно отремонтированному центру с 12-летним тяжелобольным Колей и его опекуном провели журналисты «Российской газеты». Первая попытка перейти Тверскую улицу около Маяковской площади потерпела неудачу. Оказалось, что спуститься в переход на инвалидной коляске по «оборудованному» пандусу опасно для жизни ребенка. «Чтобы перейти Тверскую, нужно пешком идти до «Белорусской» или «Охотного Ряда», ближе нет ни одного доступного перехода», – резюмирует корреспондент «РГ». Между тем Тверская и Тверская-Ямская улицы были обновлены всего несколько лет назад в 2016-2017 гг., а Россия присоединилась к Конвенции ООН «О защите прав инвалидов» в 2008 году. Где же доступная среда?

Похожее путешествие, но уже по Басманному району проделали журналисты REGNUM в 2017 году. Результат также оставил желать лучшего. Доступа к ведомствам и магазинам не было не только для людей с ограниченными возможностями, но и для родителей с детскими колясками. Создание безбарьерных пространств не ограничивается пандусами, считает Байдацкая.

«При создании универсальных пространств необходимо учитывать доступность не только архитектурную, но еще информационную и навигационную на путях движения и в зонах услуг – специальное оборудование для слабовидящих, слабослышащих. Важно организовывать места отдыха на путях движения по маршруту МГН», – отмечает эксперт.

Сейчас читают:  «ГЭС-2» –  будущий музей, выставочный зал и культурное пространство. Что это будет?

Конструировании среды предполагает и приспособленность всех ее членов к новым условиям. Поэтому, говорит Байдацкая, «надо обучать персонал работе со всеми категориями таких людей».

Вне зоны доступа: как «Доступная среда» ставит барьеры
Фото: Станислав Фалалеев /cud.news

Пожалуй, будет неправильно говорить, что в Москве ничего не делается для инвалидов. Появляются пандусы, лифты, ребристые панели для слабовидящих около «зебр», но к их проектированию и обслуживанию зачастую относятся без должного внимания.

«Все городские службы не связаны между собой, и нет понимания, как им взаимодействовать друг с другом по «Доступной среде», – поясняет проблему Байдацкая.

Вопрос приспособления соцучреждений к принятию людей из МГП встает уже при завершении строительства, отмечают эксперты. Надо в корне менять отношение к проектированию подобных пространств.

«Мы же сначала увлекаемся приспособлением здания, а потом думаем, как к нему подойти инвалиду», — говорит вице-президент национального благотворительного фонда «Город без барьеров» Сергей Чистый. Того же мнения придерживается Байдайкая: «Даже при строительстве новых медицинских центров тема адаптации встает только при сдаче объекта в эксплуатацию».

Вне зоны доступа: как «Доступная среда» ставит барьеры
Фото: Саша Белая/cud.news

Жилые дома

Фактически то же можно сказать и про «индивидуальный подход» к решению проблемы. Каждый проект жилого дома должен проходить сертификацию на адаптированность помещения к проживанию людей с ограниченными возможностями. В реальности соблюдаются только формальности, говорит Байдацкая, «при строительстве новых зданий редко применяют универсальный дизайн, применяют минимум (не отвечающий на все запросы МГН), который позволяет ввести здание в эксплуатацию. Создание полноценной безбарьерной среды – это пока лишь желаемое направление развития. Все экономят на этом».

Дело не в деньгах, считает председатель правления самарской общественной организации инвалидов-колясочников «Десница» Евгений Печерских: «Где в нормативных документах написано, что квартира для инвалидов должна отличаться от квартиры других людей? Ничем, кроме ширины прохода и возможности зайти в туалет.

То, что строится для инвалидов, удобно для всех граждан. Мировой опыт показывает, что капитальные вложения в строительство доступного жилья мизерные». Эксперт отмечает, что проблема кроется скорее в негативном отношении к этой категории людей. «Мы видим инвалида как человека больного, нуждающегося в постоянной опеке», – сетует правозащитник. По его словам, нужно применять социальный подход и адаптировать среду под нужды и удобство всех групп населения, тогда люди с ограниченными возможностями смогут получить свободу движений.

Сейчас читают:  Рухнувшие планы: нереализованные проекты именитых компаний

Стоимость готовых помещений увеличится из-за размеров, которые требуется для создания безбарьерного пространства. Все эти расходы должны быть заложены в стоимость на этапе проектировки объекта, говорит руководитель проектной компании «Графика-Инжиниринг» Карен Башиянц.

Вне зоны доступа: как «Доступная среда» ставит барьеры
Фото: Саша Белая/cud.news

«Зачастую сначала покупается участок, а потом мы думаем, куда ставить лестницы и пандусы. А ведь решения для маломобильных удобны для всех категорий граждан. Это широкие коридоры, бордюры, которые позволяют перемещаться по городу с коляской, это удобно для всех», – отмечает Башиянц.

Наверное, одной из важнейших вещей при проектировании безбарьерного пространства является осознание важности предприятия. Проблема не где-то далеко, а рядом с нами. Важно осознать, что удобная среда сделает комфортнее жизнь всех граждан, а не только инвалидов. Пожилые люди смогут с удобствами перемещаться по городу без соцпомощи, мамы перестанут вредить здоровью, поднимая тяжелые коляски по ступенькам, повредивший ногу человек среднего возраста без больших проблем доедет до травмпункта. Таких примеров можно привести еще много. Нужно понимать, что игнорирование проблемы и равнодушный подход порождают обратный эффект от предпринятых на преобразование среды усилий. Все это превращает выход из дома и обычную прогулку для миллионов людей в эпопею, по сложности напоминающую «Одиссею».

Автор: Анна Титова

Источники:

Доступная среда через барьеры непонимания; Безбарьерная среда: Москва – доступный город; Постановление Правительства РФ от 23 марта 2021 г. № 449 «О внесении изменений в государственную программу Российской Федерации «Доступная среда»; Город не для всех: доступной среды в Москве нет; Свод правил; Добрый путь; Безбарьерная среда пока состоит из одних барьеров.

11 октября 2021 22:33

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *