CUD.NEWS

Центр Градостроительного Развития

Кирилл Щукин: «Значение имеет не производитель комплектующих, а кто и как настроил дрон»

Роботы заменяют человека в ряде научных и технических областей, выполняют интеллектуально сложные или тяжелые физически виды работ, но контроль за ними все еще необходим. А значит, на первый план выходит новая интересная специальность – оператор БПЛА.

О том, что это за профессия и какие перспективы ждут сферу отечественного дроностроения в ближайшей перспективе, CUD.NEWS («Центр Градостроительного Развития») поговорил с руководителем Школы дронов МАИ Кириллом Щукиным.

Зона тестирования

Кирилл Щукин: «Значение имеет не страна-производитель комплектующих, а то, кто и как настроил дрон»

– В Сколково должна появиться зона тестирования дронов – что она будет из себя представлять?

К. Щ.: Цель этого проекта – реализовать на практике работу сервисов, использующих беспилотные авиационные системы (БАС). Происходить это будет в пилотной зоне Сколково и очень поможет развитию рынка городской аэромобильности в целом.

Тестирование дронов будет проходить в несколько этапов. В том числе планируется применение особого правового режима, предназначенного для проверки новых технологий и цифровых инноваций. Речь идет о тех новинках, которые еще не имеют нормативно-правовой базы, или о тех, которые по существующим правовым нормам не могут быть внедрены в повседневную жизнь. Основная наша задача – в ближайшее время протестировать аэротакси, а также доставку грузов массой до 30 кг и более 30 кг, провести мониторинг работ, которые выполняют беспилотные носители. 

– Какие из существующих беспилотных летательных аппаратов самые продвинутые, мощные и быстрые?

К. Щ.: Сегодня уже есть бесконечно много интересных беспилотников. Например, самые быстрые среди мультироторных кратковременно развивают скорости до 350 км в час! Самые грузоподъемные способны поднимать полезный вес в несколько сотен килограмм, умные дроны могут без труда пролетать внутри замкнутых пространств, составляют 3D-карту пройденных помещений. В МАИ, например, создан уникальный проект дрона который позволяет получать данные о нарушениях целостности обследуемых поверхностей (дефектоскопия). Он может быть крайне полезен для минимизации человеческого фактора при обследовании больших площадей или в опасных для человека помещениях.

  Сергей Вишняков: «Как экономическая ситуация сказывается на столичной недвижимости»
Кирилл Щукин: «Значение имеет не страна-производитель комплектующих, а то, кто и как настроил дрон»
Фото: из архива К. Щукина

Профессия будущего

– Чем любительские дроны отличаются от профессиональных?

К. Щ.: Говорить про отличие именно профессиональных от любительских дронов сложно. Грань между ними слишком размыта, и зачастую определяющим фактором выступает именно навык и намерение оператора беспилотника. Например, на некоторых заведомо любительских дронах можно выполнять массу профессиональных задач. Если же говорить именно про некую классификацию, то я бы ответил, что промышленные решения должны отвечать четкому ряду требований. В частности, иметь соответствующие сертификаты и быть готовыми к тяжелым условиям работы там, где нет места отказу техники по тем или иным причинам.

– Оператор БПЛА – это полноценная профессия? Любой ли ее может освоить и где можно ее применить на практике?

К. Щ.: Могу сказать уверенно – это точно уже стало профессией. Причем с распределением на различные сегменты. Самый распространенный из них на данный момент ориентирован на новичков — это съемка с дрона. Здесь можно снимать фото или видео, свадьбы, концерты, любые мероприятия. Моя команда, например, занимается профессиональной трансляцией спортивных мероприятий на высокой скорости – автогонки, яхты, лыжи, вообще любой вид скоростных прохождений по произвольной поверхности. Также существуют специализированные промышленные решения, например для аграрных работ, такие дроны могут опылять поле с растениями с высокой точностью и минимальным расходом дорогостоящих расходников.

Кирилл Щукин: «Значение имеет не страна-производитель комплектующих, а то, кто и как настроил дрон»
Фото: из архива К. Щукина

Все дело в «мозгах»

– Кстати, о расходниках. Сейчас в ряде самых разных отраслей ощущается недостаток чипов и прочих комплектующих. Как-то на вашу отрасль повлиял санкционный режим и насколько наши дроны действительно «наши»?

К. Щ.: Для нас большее значение имеет не страна-производитель комплектующих, а то, кто и как настроил дрон, какие «мозги» у него стоят и будет ли он выполнять необходимую оператору функцию. Конечно же, и комплектующие тоже имеют значение. В России давно умеют производить полетные контроллеры, ничем не уступающие заморским аналогам, моторы, корпусные детали и рамы, но, как правило, такие решения в основном идут для нужд, например, армии и стоят существенно дороже аналогов из других стран.

  Николай Бондаренко: «Учебные автомобили в России почти не покупаются с завода»

– Школа дронов МАИ в том числе и учит этих разработчиков дронов и комплектующих?

К. Щ.: Школа дронов МАИ давно переросла свой официальный статус. Теперь это не просто и не только школа. Мы являемся разработчиками, эксплуатантами и экспертами в области сверхмалых беспилотных летательных аппаратов. Если же говорить конкретно про обучение, то на данный момент мы готовим операторов беспилотных воздушных судов различных классов, самолетного и мультироторного типа, преимущественно до 30 кг. Также у нас есть весь спектр курсов продолжительностью от 1 дня до 1 месяца как очно, так и онлайн.

Наиболее востребованный на сегодняшний день курс – это «оператор беспилотного летательного аппарата мультироторного и самолетного типа», который занимает 40 академических часов и укладывается в одну рабочую неделю, в том числе – день практики на нашем аэродроме. Ученики проходят подготовку по программе, которая включает в себя весь набор от техники безопасности перед полетом до отработки внештатных ситуаций в воздухе. Как я сказал ранее, курс этот популярен и у профессии оператора БПЛА явно большое будущее.

Автор: Юлия Каблинова

07 июня 2022 10:50


АКТУАЛЬНО