CUD.NEWS

Центр Градостроительного Развития

Екатерина Дмитриева: «Каждому ЖК – по «кошкину дому»

Нетипичным стендом на недавней выставке «Арх Москва – 2022» оказался стенд Фонда защиты городских животных. Хотя удивляться нечему, наоборот: давно пора было учесть интересы животного мира в ходе реализации городских программ.

Тема устойчивого развития городов не может не затрагивать флору и фауну, представителям которой при запуске строек приходится порой несладко. Особенно в мегаполисах, когда речь идет о таких масштабах, как освоение заброшенных территорий и программа реновации: они непосредственно затрагивают судьбы братьев наших меньших – четвероногих «горожан».

В этом году на «Арх Москве» в рамках сессии «Биоразнообразие как фактор устойчивости в городской среде» впервые подняли тему обитания представителей фауны в мегаполисах и вопросы их переселения. В частности, обращение к застройщикам на предмет обследования домов перед сносом, а территорий – перед реконструкцией. Фонд несколько лет обследует дома перед сносом по программе реновации в Москве, эвакуирует оттуда животных и выдает акт подтверждения, что их там нет.

CUD.NEWS («Центр Градостроительного Развития») решил задать вопросы, о которых не задумывались реализаторы строительных проектов. Наш собеседник – Екатерина Дмитриева, директор Фонда защиты городских животных.

Екатерина Дмитриева: «Каждому ЖК – по «кошкину дому»

– Екатерина, как вообще возникла инициатива проверки зданий и формирования акта?

Е. Д.: Кошки живут в подвалах старых домов, особенно пятиэтажек, многие десятилетия. На сегодняшний момент государство вообще никак не позаботилось о том, чтобы число обитающих на улицах города бездомных котов хоть как-то сокращалось. Нет никаких программ по снижению рождаемости животных, часть из которых оказывается на улице, пополняя армию бездомных.

Подвалы домов для них – единственная возможность выжить. Потому что кошка не выдерживает постоянную температуру ниже минус шести градусов. А еще это не дикий зверь – коты не всегда способны сами себя прокормить в городе. Подвал, где можно относительно согреться, и еда от местных жителей, которые хоть как-то их подкармливают, являются незаменимой поддержкой.

Так что, когда началась программа реновации, в наш фонд первыми начали обращаться бабушки с возгласами «А что будет с нашими кошками?»

Собак почти не осталось

– Встречный вопрос: а что с собаками?

Е. Д.: На самом деле собак в Москве почти не осталось: в столице действует правило безвозвратного отлова и содержания в приютах. «Очаги» бывают, но редко: например, когда начали реконструкцию зоны Южного порта, там обитало полторы сотни собак. И город ничего не предложил для решения этой проблемы! Когда на территорию зашел новый собственник, первое, что он сказал своим службам безопасности: «Чтобы никаких собак здесь не было!» Те тут же вызвали «черный» отлов вне правового поля. Часть уничтожили, часть удалось вывезти волонтерам. Все это какие-то стихийные безумные механизмы, которые, увы, возникают в правовой лакуне. Город случившееся проблемой не считает. Значит, действовать должны мы.

– Возвращаясь к котам: и как действовать?

Е. Д.: Честно говоря, поначалу мы и сами толком не понимали, что с этим можно сделать. Работали как волонтеры, набегами: находили и забирали животных, кого получится. Позже удалось достучаться до московских властей и объяснить необходимость эвакуировать животных, обитающих в сносимых зданиях.

Кошки – животные-компаньоны, они стараются жить поближе к людям, при этом прекрасно мимикрируют – порой практически невозможно заметить котов в неосвещенных помещениях. Поэтому многие думают, что их там нет, а посмотришь записи с камеры – три, четыре, пять животных.

И ладно, если бы при начале стройки они просто пугались и разбегались, лишаясь «дома». Но психика кошек такова, что они очень привязываются к локации, где обитают, и до последнего остаются там, считая стены здания  самым безопасным для себя местом. Даже когда стены начинают крушить. Поэтому нередко гибнут под завалами – их никто не замечает.

  Сергей Пальчиков: «Из-за чего гибнут деревья в большом городе?»

А многие девелоперы об этом даже не задумываются. При том, что бездомных кошек на территории Москвы более 70 тысяч. И сейчас гораздо более важный вопрос – «достучаться» до девелоперов. Ведь, когда ты не знаешь о проблеме, очень сложно начать хоть что-то предпринимать, а когда знаешь, уже по крайней мере можешь попытаться минимизировать ее последствия, если уж не получается сразу решить.

Екатерина Дмитриева: «Каждому ЖК – по «кошкину дому»
Фото: pixabay.com

Видеоловушки и котоловки

– То есть Московский фонд реновации к вам прислушался, вышел на диалог – вы начали обследовать дома. Как это выглядит и как фиксируется документально?

Е. Д.: Нам приходят заявки на обследование домов, далее мы устанавливаем видеоловушки, затем котоловки. Когда все животные эвакуированы, выдаем акт о том, что животные на территории отсутствуют. Правда, пока что эти договоренности носят джентльменский характер, в договоры и прочую обязательную документацию надеемся их внести позже, но тем не менее.

– Скольких удалось спасти? Куда их направляете?

Е. Д.: Спасли уже несколько сотен. Сначала везем в ветклинику, делаем анализы на инфекционные заболевания, стерилизуем и лечим, потом пытаемся пристроить. Для этой цели и было создано «Котобюро», открывшееся 1 марта 2021 года. Обычно удается пристроить до семи хвостатых в месяц, летом, в отпускную пору, – меньше. На момент проведения «Арх Москвы» от нас уехал 73-й «приемыш», бывший потенциальный смертник. Но это капля в море.

– Екатерина, а кто, так сказать, «оплачивает этот банкет»?

Е. Д.: Изначально мы оплачивали – и оплачиваем – все ветеринарные услуги сами, не говоря уже о дальнейшем содержании кошек. Помогали и жертвователи, но суммы нужны немалые, и средств всегда не хватает. Стоимость отлова и обследования одной кошки обходится не менее 30 000 рублей, в случае инфекционных заболеваний кошку надо лечить и потом содержать до момента нахождения ей дома, иногда несколько лет.

– Субсидирует ли хоть сколько-нибудь государство?

Е. Д.: Абсолютно ничего. Помогают горожане, пожертвованиями, еще у нас есть несколько партнеров – коммерсантов-благотворителей, которые проводят специальные акции в своих компаниях и часть прибыли перечисляют к нам, в Фонд защиты городских животных. Спасибо им огромное!

Несколько ветклиник, с кем сотрудничаем в Москве, предоставляют специальный прайс: по стандартному прейскуранту мы просто не смогли бы оплачивать их услуги.

И радует, что инициатива по защите бездомных животных сама по себе набирает силу: если еще пять-шесть лет назад клиники даже по стандартным тарифам отказывались принимать привезенных нами «бездомышей» – какое-то брезгливое к ним было отношение, – то теперь волонтерское сообщество пополнилось людьми из самых разных профессиональных кругов. Оказались там и врачи, и ветеринары, и клиники «перестроились» – сами начали присылать предложения о сотрудничестве и обсуждать условия.

Так что главная цель сейчас – наладить контакт с застройщиками: хотим поделить расходы, но поделить и «бонусы», которые безусловно есть.

Коворкинг с питомцами

– Вот об этом хотелось бы поподробнее. Насколько нам удалось узнать, у вашего премьерного «Котобюро» довольно необычный формат. Что это и чем это может быть выгодно застройщикам?

Е. Д.: «Котобюро» – приют открытого типа в формате коворкинга «с котиками». От кошачьего приюта мы отличаемся намного более комфортными для животных условиями, с содержанием вне клеток. Но это и не обычные котокафе, которые многим знакомы. Это именно коворкинг, ориентированный на аудиторию от 18 лет и старше. Визиты детей допускаются, но строго в присутствии родителей и при условии, что дети будут вести себя с кошками правильно: не будут дразнить животных, тискать их – делать что-то, помимо их воли. Мы не можем позволять формату «скатываться» в контактный зоопарк, чем и обусловлен возрастной ценз.

  Олег Климов: «Необходимо привлекать неожиданных и нестандартных арендаторов»

Он же является отчасти и преимуществом: в России до сих пор нигде нет мест, где можно и поработать, и вдоволь пообщаться с котиками, да еще чтоб дети не отвлекали. А с учетом тренда «зоофрендли» такие заведения могут стать неимоверно популярны.

Екатерина Дмитриева: «Каждому ЖК – по «кошкину дому»
Фото: kotoburo.ru

– Застройщик сможет на этом заработать?

Е. Д.: Честно скажу, прямого дохода ждать не стоит: это не чисто коммерческая история. Доход для застройщика будет скорее косвенный, но значимый: это очень сильная имиджевая составляющая – в контексте современного тренда «зоофрендли», «дог-френдли» и т. д.

Если потенциальные покупатели узнают, что в их ЖК будет постоянно действовать такой кото-коворкинг, наряду с прочими зелеными и экоинициативами, предложенными девелопером, такое заведение способно стать сильным фактором привлечения.

К тому же затраты практически равны нулю: от девелопера понадобится только предоставление небольшого помещения для кошек, которых мы собрали именно в этом районе. А дальше история полностью самоокупаемая, мы же готовы выступить операторами. Никаких дополнительных трат не потребуется.

– Почему? Известно, что сейчас далеко не все коворкинги прибыльны. В чем ваши «фишки»?

Е. Д.: В отличие от обычных, ничем не примечательных коворкингов коворкингу с котами заполняемость гарантирована. Очень много людей, которые любят кошек, но по тем или иным причинам не могут себе позволить их завести: частые командировки, аллергия у членов семьи, да что угодно. А в «Котобюро» можно и пообщаться с хвостатыми, и поработать. Люди охотно приходят, платят деньги, которых вполне хватает на обслуживание коворкинга, корм животным и сопутствующие траты. Мы уже «обкатали» этот вариант.

С самого начала мы хотели сделать что-то действительно прикольное. И теперь уже можем похвастаться более-менее постоянной аудиторией. Зачастую это люди 25-35 лет, современные, продвинутые, стильные, много фрилансеров, определенный процент так называемых хипстеров, поколение Z. В общем те, кому сейчас весьма близка тема экологического сознания.

– И чем зарабатываете «на пропитание» и содержание? Только почасовой оплатой от клиентов коворкинга?

Е. Д.: Нет, ассортимент услуг постоянно увеличивается, регулярно пробуем что-то новое. Котоковоркинг – для взрослых, а для детей, которые все-таки тоже тянутся к котикам, отдельно организуем и предлагаем на территории «Котобюро» разные мастер-классы – лепка, рисование и прочее.

Еще многих стимулирует пользоваться услугами «Котобюро» принцип, который уже стал новым термином – Enjoy&Donate: получай удовольствие, параллельно занимаясь благотворительностью. Постоянно напоминаем: «Мы спасаем котиков, потому что вы приходите к нам. Вы зашли в гости и таким образом поучаствовали в благотворительной акции». Всячески пропагандируем этот «здоровый образ жизни» именно по отношению к четвероногим обитателям городской среды: ведь не только застройщики, а зачастую и просто жители домов не задумываются о том, какая это проблема.

А животным хочется дать действительно хорошую жизнь – в отличие от существования в переполненных приютах.

А в «Котобюро», как и в котокафе, наши подопечные «на виду», значит, имеют гораздо больше шансов найти себе «родителей». Тем более что у желающих обзавестись кошкой есть прекрасная возможность до «укотовления» пообщаться с животным «без обязательств» столько времени, сколько нужно: хоть несколько месяцев. Подружиться, понять характер питомца.

  Александр Харыбин: «Молодые и амбициозные предпочитают современные квартиры в симпатичных домах»
Екатерина Дмитриева: «Каждому ЖК – по «кошкину дому»
Фото: kotoburo.ru

Горячая линия

– Осмотр территории перед сносом и «Котобюро» – это все ваши инициативы, касающиеся городских животных, или есть еще?

Е. Д.: Что вы, далеко не все. Также у нас действует горячая линия по спасению животных: консультируем горожан по любым вопросам такого рода. За три года принято больше 10 000 звонков. По поводу кого только ни обращались москвичи: хорьки, крысы, попугаи. Оказываем дистанционную информационную поддержку.

Помимо этого, есть проект «Накорми»: мы кормим 20 000 кошек на улицах Москвы ежемесячно – развозим корма бабушкам, которые «отвечают» за хвостатых в том или ином микрорайоне. Это 70 тонн корма ежегодно.

– Неужели все за счет благотворителей? Пробовали ли обращаться за грантами?

Е. Д.: Пробовали, иногда успешно: в частности, сервис горячей линии реализован как раз за счет гранта мэра и за счет президентского гранта. Регулярно подаем заявки на другие гранты, время от времени выигрываем. В каком-то смысле на руку то, что государство создало колоссальные возможности для развития НКО, поддерживает финансированием. Но тут приходится немножко изворачиваться: к сожалению, конкретно наших «благополучателей» – четвероногих обитателей Москвы – это мало касается. Ведь действующие сейчас программы развивают НКО, оказывающие помощь людям, но не сфере, в которой мы работаем.

То есть власти пока не озаботились, как решить вопрос гуманного ответственного обращения с животными, контроля рождаемости и т. д. Но, по крайней мере, благодаря поддержке НКО нам кое-что удается предпринять, как-то повлиять на ситуацию.

– Поэтому вы и «постучались» к застройщикам?

Е. Д.: Да: в планах – масштабироваться. Наша цель – открыть сеть «Котобюро» по всему городу. В идеале – в каждом микрорайоне. Во-первых, это увеличивает социализацию уличных животных: они начинают больше общаться с людьми, повышают свои же шансы на то, что их кто-то возьмет к себе. Во-вторых, это возможность уйти от больших муниципальных приютов, в которых содержатся тысячи голов. Например, в самом большом московском собачьем приюте 4000 подопечных, которые никак не социализируются! Еле-еле обеспечивается пропитание, волонтеров катастрофически не хватает. Бедные животные годами живут в вольерах, не имея возможности даже выйти, потому что с ними некому погулять хотя бы раз в неделю. Фактически это тюрьмы для животных, и это ужасно. Поэтому мы не хотим такого и для котов.

Единственный на данный момент путь решения проблемы – локальные небольшие мини-приюты с максимально комфортным содержанием кошек и уходом от содержания в вольерах.

Сейчас ведь очень популярна и всюду муссируется тема добрососедских отношений, локальных сообществ. А в этом смысле «котики объединяют»: благодаря кошкам как раз можно сформировать не просто условное сообщество жильцов того или иного ЖК или микрорайона, а стать его центром – средоточием общения, коммуникаций, «сердцем» района.

– И сколько застройщиков заинтересовалось в ходе «Арх Москвы»?

Е. Д.: Минимум пять, но не только из столицы: например, пообщались мы и с девелопером из Уфы. Так что «экспансия» в регионы тоже возможна. А столичных застройщиков очень ждем и приглашаем к сотрудничеству.

Автор: Кристина Голубева

25 июня 2022 12:17


АКТУАЛЬНО