CUD.NEWS

Центр Градостроительного Развития

Анна Айвазян: «Есть ли смысл покупать художественную мастерскую в качестве инвестиции?»

Как известно, не хлебом единым жив человек и как в лучшие, так и в самые непростые времена ему нужно смотреть на прекрасное, любоваться красотой этого мира и замечательных произведений искусства. Но где и как создаются шедевры в Москве и сложно ли найти подходящую локацию под мастерскую в одном из самых крупных мегаполисов мира?

CUD.NEWS («Центр Градостроительного Развития») расспросил у основателя Ozone Gallery, арт-дилера и галериста Анны Айвазян, где живут и работают современные столичные художники и что происходит за закрытыми дверями пространств, где происходит творческий процесс.

Анна Айвазян: «Есть ли смысл покупать художественную мастерскую в качестве инвестиции?»
Фото: из архива А.Айвазян

Никаких особенных требований

– Как и где в Москве находят пространства под личные мастерские, что это за помещения, с какими особенностями, потребностями?

А. А.: Чаще всего локации под мастерские находят в профильных группах в социальных сетях или на «Циане» – здесь, правда, скорее будут рыночные цены, а художники у нас, как правило, народ небогатый. Обычно такие помещения располагаются на территории бывших заводов, промышленных территорий. Никаких особенных требований к ним нет. Хорошо, когда в помещении есть окно, электричество, минимальные удобства – «мокрая точка», санузел. Но иногда бывает и комната с удобствами где-то на этаже, если речь идет о мастерской в здании бывшего завода.

Много моих знакомых художников размещалось на территории НИИДАРа (Научно-исследовательский институт дальней радиосвязи), где была возможность организовать двухэтажные пространства с большим количеством естественного света, за счет огромных окон. Но недавно, к сожалению, этот участок отдали под снос и новую застройку, а резидентов выселили. Сейчас подобные мастерские есть на территории Электрозавода и Центра творческих индустрий «Фабрика».

Мне доводилось побывать в мастерских нескольких художников в здании бывшего завода красок «Гамма» на Малой Семеновской улице. Там художники и скульпторы соседствуют с мастерскими по ремонту мебели, фитнес-секциями, магазинами – обычная аренда нежилых помещений. Кстати, в новостройках часто бывает просторный «техэтаж», последний этаж многоэтажного дома, до которого чаще всего не идет лифт. Такие помещения, аналогично цокольным этажам, имеют статус нежилых и могут использоваться в коммерческих целях – под магазины, сервисы или офисы, или же в творческих целях – как раз как мастерские. Цена и их формат сильно разнятся в зависимости от района, дома, и целей владельца помещения. Ведь существуют и люди, которые помогают художникам – предоставляют им возможность жить и творить в своих пространствах бесплатно или за символическую цену.

Также существуют более андеграундные и «пиратские» явления, связанные с мастерскими – это сквоты. Например, Милютинский сквот. По сути, это заброшенное здание (подъезд), который заселили художники. Правда, по моей информации, использование помещений в нем вполне законно – организаторы данного проекта договорились с собственником об аренде, и художники оплачивают свое нахождение там. Порядок цен составляет примерно 20000-25000 рублей в месяц за комнату, в зависимости от размера. В целом это, наверно, самый нестабильный сегмент рынка недвижимости, потому что в каждом месте условия разные. Очень часто такие помещения сдаются в субаренду, поэтому проследить точную цепочку оплаты часто бывает затруднительно. 

  Александр Казин: «У железобетона в домостроении еще есть перспективы»

– Какие еще используются локации для работы, кроме мастерских?

А. А.: Некоторые работают дома, другие предпочитают формат «арт-резиденций», какие-то из них могут быть разовыми (когда художники собираются в каком-то месте на период подготовки выставки, и по итогам представляют зрителям созданные за этот период работы – например, резиденции на разные темы в парк-отеле «Белые аллеи», или постоянными проектами, как, например, творческая усадьба Гуслица. Это вообще очень интересное место, побывать здесь стоит хотя бы затем, чтобы впечатлиться и оценить многогранность российского мира искусства.

Гуслица – это культурный центр, творческий коворкинг, коливинг – и при этом волонтерский проект. Он получил свое начало примерно 10 лет назад на базе полузаброшенного здания текстильной мануфактуры 19 века. Пройдя немало бюрократических и бытовых сложностей, Участники проекта отремонтировали здание своими силами, превратив огромную территорию фабрики в центр современного искусства и крупнейшую арт-резиденцию.

Есть и свои минусы: Гуслица находится за городом, и многие художники опасаются «выпасть» из художественного сообщества, если надолго засядут в дальней резиденции. А для независимого художника, который работает не через галерею и продает свои картины самостоятельно, очень важна социализация. Кстати, такие резиденции делают не только группы волонтеров, но и крупные институции – есть свои арт-резиденции у музея гараж, у ГЦСИ-РОСИЗО в Кронштадте, а также известная частная загородная резиденция Gridchinhall, красивый проект «Голубицкое» в Краснодарском крае.

Фонд поддержки современного искусства «Винзавод» в 2017 году запустил проект «открытые студии», позиционирующий себя как платформу, объединяющую принципы мастерской, резиденции и арт-школы.

Анна Айвазян: «Есть ли смысл покупать художественную мастерскую в качестве инвестиции?»
Фото: Matthieu Comoy /Unsplash

С европейскими ценами не сравниться

– Что по ценам, насколько дорого арендовать мастерскую в Москве?

А. А.: Цены сильно нестабильны и разнятся от объекта к объекту в зависимости от размера, условий (ремонта), аренды или субаренды, ситуации у самих владельцев помещения и их целей. В среднем от художников я чаще всего слышала о стоимости аренды локации порядка 25-30 тысяч в месяц за помещение около 50-60 квадратных метров. Но это очень грубое усреднение. С европейским ценами сравнить это сложно, так как есть там много разных программ поддержки деятелей искусств и еще больше арт-резиденций и творческих пространств.

  Александр Антонов: «Мастер-план и генеральный план нельзя противопоставлять»

– При СССР существовала практика, когда некоторым художникам, скульпторам, выделяли помещения под мастерские, существует ли она сейчас?

А. А.: Да, есть такое явление как «мастерские союза художников», но и там все далеко не прозрачно – зачастую выделенные художникам союза мастерские также пересдаются – тем, кому нужнее. В целом, если посмотреть вглубь истории, то те художники, которые состояли в «союзах» и получали связанные с этим преференции – в том числе мастерские и вообще возможность выставляться и быть увиденными зрителем – это зачастую не те же самые люди, от имен которых у ценителей искусства начинает чаще биться сердце. Нонконформисты, знаменитые художники-шестидесятники, участники подпольных квартирных и запрещенных выставок – например, бульдозерной выставки 1974 года – чаще всего работали дома, либо в самых экзотических местах – в гаражах, на чердаках, в подсобных помещениях каких-то заводов, где им симпатизировал директор, и тому подобных местах.

В этом плане, похоже, что мы сохранили эту традицию – художник вне институций, вне системы продолжает существовать полу-андеграундно, хоть официального запрета на его деятельность не существует, но и поддержку получить, будучи исключенным из институциональной системы, довольно сложно. Поэтому возникают витиеватые схемы и пути поиска пространств для работы.

– Какие самые необычные в Москве мастерские тебе доводилось видеть?

А. А.: Мне было интересно побывать в мастерской Френка Уильямса, это американский художник и скульптор, который переехал в Россию 30 лет назад и с тех пор живет, и работает здесь. Так как у него крупноформатные работы, то пространств для творчества у него даже два – одно для работ поменьше, второе для крупных скульптур.

Конечно, как обладатель галереи я прежде всего регулярно посещаю мастерские своих художников – тех, с кем я активно работаю, это Роман Айвазян – его студия находится в частном доме, Иван Дубяга – художник после долгих поисков сейчас работает в личном пространстве в Москве. Я хорошо общаюсь с художницей Мариной Звягинцевой – в ее лофте также совмещен формат галереи и мастерской, и это очень атмосферное место, заряженное творческой энергией. Знаю некоторое количество греческих художников в Афинах – там примерно такая же ситуация с мастерскими: кто-то арендует помещение, а кто-то работает в своей собственной. Моя галерея в Греции сотрудничает в основном с состоявшимися взрослыми художниками – это например Ирини Пагони, Яна Ксанфопулу– они работают в своих собственных помещениях. Луиджи Профета в Италии снимает дом под мастерскую на севере Милана, при этом там же существует и отличное помещение его галереи.

  Даниэль Либескинд: «Архитектура полностью изменилась после терактов 11 сентября»
Анна Айвазян: «Есть ли смысл покупать художественную мастерскую в качестве инвестиции?»
Фото: Eddy Klaus /Unsplash

Все зависит от условий аренды

– Что вообще происходит в пространстве личных мастерских, только работа или они тоже становятся площадками для небольших мероприятий, используются и как жилье, как то еще?

А. А.: Все зависит от условий аренды – иногда существует пропускная система или особые условия от владельца помещения, но в целом, то, что я наблюдала чаще всего – что вся жизнь художника так или иначе концентрируется вокруг его мастерской.  Часто приходят друзья творцов, музы, проводятся мини-вечеринки для закрытого круга, могут пригласить туда покупателя, для показа картин. Очень часто, мастерская становится и единственным домом для художника, хотя это может и не афишироваться. Кто-то может называть эту область достаточно незарегулированной и хаотичной, а кто-то может сделать из этого более правильный на мой взгляд вывод: искусство – это область свободы. Поэтому все правила и все обычное – вытесняются этой областью по максимуму за ее пределы.

– Купить мастерскую как инвестицию, насколько это выгодно и целесообразно?

А. А.: Что касается покупки мастерской как инвестиции, тут нужно полагаться на потребности конкретного человека и на доступные предложения. Есть смысл покупать помещение, если вы нашли интересный объект по привлекательной цене, но это точно будет не в таких кластерах как электрозавод или фабрика, так как чаще всего там не продаются отдельные помещения. Конечно, нужно очень внимательно проверять статус здания, статус земли под ним и основания владения. С такими объектами все сложнее, чем с обычными квартирами в жилых домах, и всегда есть риск купить помещение в комплексе, идущем под снос, и разбираться потом с городскими властями по вопросам компенсаций.

Интересные объекты единичны и найти их довольно сложно. Что же касается самих художников – чаще всего у молодых творцов просто нет возможности приобрести что-то подобное, так как как и для покупки любой недвижимости, требуются внушительные суммы денег – а кредиты под нежилые помещения , тем более людям без подтвержденного стабильного дохода, дают крайне неохотно.

Автор: Юлия Каблинова

01 августа 2022 00:00


АКТУАЛЬНО