CUD.NEWS

Центр Градостроительного Развития

Сергей Пальчиков: «Из-за чего гибнут деревья в большом городе?»

Падающие из года в год в Москве деревья превращают автомобили в груды искореженного железа. Иногда они представляют еще большую опасность, когда падают на находящихся в авто водителей или мирно движущихся по улице пешеходов. На днях произошла очередная такая история. На Сторожевой улице дерево, не выдержавшее груза налипшего на него снега, при падении задело 11-летнюю школьницу. Почему такие случаи в столице не редкость и какое будущее ждет зеленый фонд нашего города, CUD.NEWS выяснил у президента ассоциации «Союз профессионалов по уходу за деревьями», члена экспертного совета Московской областной думы, кандидата сельско-хозяйственных наук Сергея Пальчикова.

Негативное влияние на жизнеспособность деревьев оказывают не выхлопные газы, а реагенты

Последствия глобального потепления

– Что из себя представляет зеленый фонд Москвы в настоящее время?

С. П.: Москва считается самым богатым в Европе городом по наличию зеленых пространств. Этим фактом мы можем, безусловно, гордиться. Огромные площади парковых пространств дополнились лесными массивами Новой Москвы. Все это обеспечивает надежный каркас экологической безопасности крупнейшего европейского мегаполиса.

Если рассматривать послевоенный период (с 1950 годов) в части применявшегося ранее породного состава, то мы видим, что активно высаживались неприхотливые породы – тополь, липа, клен, береза, реже вяз. Благодаря реализации разных программ и акций, например программы «Миллион деревьев», в нашем городе появилось свыше шести с половиной миллионов саженцев деревьев, и с каждым годом их становится все больше.

Негативное влияние на жизнеспособность деревьев оказывают не выхлопные газы, а реагенты
Фото: Саша Белая /cud.news

– Появились ли в связи с климатическим фактором какие-то новые растения у нас за последние годы, глобальное потепление как-то повлияло на Москву и ее зеленый фонд? Стали ли высаживать что-то новое и необычное?

С. П.: О том, есть или нет явление «глобального потепления» во всем мире, идет много споров в научной и околонаучной среде. Я считаю, что на нашу столицу глобальное потепление никак не повлияло. Пока потепления явно недостаточно для того, чтобы в Москве появились, например, глицинии или магнолии в открытом грунте. Наиболее заметным проектом последних лет в озеленении столицы стала «Моя улица». Поскольку он был масштабный, рисковать экзотическими породами профессионалы не стали, выбор был продиктован надежностью пород в многолетней практике озеленения, экономической целесообразностью в соотношении дорогих и недорогих пород и современными тенденциями в ландшафтной сфере.

К примеру, наибольшее число деревьев, которые были высажены в Москве, – это клен и липа, при этом более половины лип приходилось не на традиционную мелколистную, а на липу европейскую, устойчивую к тиростромозу (инфекционное усыхание липы – прим. ред.), распространенному в Москве. Активно сажали дубы и вязы, а также красивоцветущие формы, такие как черемухи, яблони, рябины, ирга канадская, столь популярная в последнее время. Все эти породы использовались и в советское время, особых изменений в сторону экзотики не наблюдается, за исключением каких-то единичных посадок.

  Максим Едрышов: «Что нужно знать, отправляясь в автопутешествия?»

К слову, этих же принципов придерживаются в озеленении территорий новых жилых комплексов, парков, дворов и других общественных пространств. Очень много и активно внедряется в практику создание больших композиций из многолетних трав, все больше в парках мы видим естественных травянистых сообществ. Это стало возможным благодаря отказу от пагубной привычки выкашивания  всего высокотравья, что катастрофически обедняло состав естественного травянистого сообщества и пагубно влияло на биоразнообразие.

Негативное влияние на жизнеспособность деревьев оказывают не выхлопные газы, а реагенты
Фото: Саша Белая /cud.news

Лужайки на крышах домов

– На картинках из европейских стран мы часто видим красивые, оплетенные зеленью фасады, зеленые лужайки на крышах домов, множественность вариантов встраивания растений в архитектуру, городские здания. Возможно ли что-то подобное в Москве?

С. П.: В Европе действительно широко распространено озеленение крыш и фасадов, в их климате и особенностях исторического развития архитектуры такое озеленение зародилось вполне закономерно и существует не первую сотню лет, в их же географии рождались самые совершенные технологии такого озеленения. В нашу практику озелененные крыши и стилобаты пришли относительно недавно и пока не получили широкого распространения ввиду сложности инженерных решений и немалых бюджетов, однако как возможность зеленых зон они вполне перспективны в условиях современного строительства.

Главным условием создания таких садов является достаточная несущая способность кровли для размещения всех технологических слоев, ведь в отличие от обычного озеленения здесь все не заглубляется в поверхность, а возводится над ней. Что касается выбора посадочного материала, для зеленых крыш подойдут почти любые растения с учетом условия парусности крон и сомасштабности окружению. Для контейнерного размещения можно использовать крупные кустарники и небольшие деревья, различные зонтичные, плакучие и стриженные формы. Для ковровых посадок там, где есть возможность покоса, можно использовать злаки (газоны), там же, где покос исключен, подойдут многолетники, стелющиеся хвойные и лиственные кустарники, на самой маленькой глубине слоя – ковровые седумы. Главное, все это обеспечить инфраструктурой, которая обычно закладывается прежде всего при проектировании здания, а в последующем правильной агротехникой.

Что касается вертикального озеленения, в частности фасадов зданий, в Европе для этих целей применяется плющ, он вечнозеленый и хорошо зимует в том климате. В наших условиях вертикальное озеленение может быть выполнено листопадными лианами (виноград девичий, актинидии, лимонники, древогубцы, жимолость каприфоль), зимой и весной они находятся без листвы. Российские нормы строительства предполагают наличие у стен домов отмосток, а значит, возле стены посадка либо невозможна, либо сильно ограничена форматом зеленого кармана. На сегодняшний день вертикальное озеленение используется мало, это связано с длительным сроком выращивания лиан на нужном месте и очень ограниченным предложением рынка по размерам и ассортименту, хотя такой вид озеленения привнес бы необходимое разнообразие и улучшил экологические возможности города.

Солевая крошка токсична для растений

  Сергей Храпач: «Почему водородные автобусы станут игрушкой для гламурных чиновников?»

– Также в Европе активно используются экопарковки, возможно ли у нас их обширное применение?

С. П.: Теоретически в наших условиях такую практику можно распространить. Но проблема в том, что трава портится не столько от механического воздействия колес, сколько от комплекса негативных факторов. У нас зачастую экопарковки устраивают с нарушением технологии, траве либо не хватает влаги, либо не хватает грунта, либо не хватает воздуха в почве. Но, пожалуй, самая актуальная российская проблема – это превышение всех допустимых норм по солям реагентов, что не оставляет шансов выжить травянистым растениям. С такой практикой внесения и деревьям-то плохо, не говоря уж о газонах. Сейчас до распускания зелени очень хорошо видно солевую крошку в огромном количестве на всех участках грунта вдоль дорожек. Она токсична для растений. Соли растворяются и годами накапливаются в почве, практически из нее не выводятся. Так что до выбора устойчивых трав нужно решить вопросы технологии и агротехники.

– Периодически звучит идея, что разделитель на Садовом кольце, за который ратует часть московских автомобилистов, мог бы быть «зеленым». Насколько это реально?

С. П.: Такой подход широко распространен в европейских странах. Там используются многолетние травы, кустарники, реже небольшие деревья. Зеленый барьер разделяет автомобильные потоки и снижает утомляемость автомобилиста, что по статистике положительно влияет на безопасность дорожного движения. Большие деревья в таких случаях обычно не применяются, так как они не обеспечивают необходимый безопасный транспортный габарит. Породный состав многолетних трав и кустарников достаточно разнообразен. Главное требование к ним – неприхотливость к условиям произрастания. Важно понимать, что в городе наибольшее негативное влияние на жизнеспособность зеленых растений оказывают не выхлопные газы. Прежде всего приводит к гибели растения воздействие реагентов, активно используемых коммунальными и дорожными службами. Это наглядно демонстрирует опыт европейских стран, отказавшихся от повсеместного использования в зимний период реагентов.

Негативное влияние на жизнеспособность деревьев оказывают не выхлопные газы, а реагенты
Фото: Саша Белая /cud.news

Все, как в Европе

– Как у нас в городе осуществляется уход за зелеными насаждениями, насколько соответствует современным методикам ухода?

С. П.: Отрасль ухода за деревьями в мире развивается очень активно. Десятки тысяч человек в Европе и Америке заняты производством специализированного оборудования, научными и экспертными исследованиями, непосредственно работой с деревьями. В Москве все не так однозначно.

Из положительного: высаженные деревья по мере необходимости обрезаются, в рамках гарантийного ухода они получают необходимые для роста стимуляторы и удобрения, стволы пересаженных в новые условия саженцев закрываются тростниковыми матами для защиты от термических ожогов, появляющихся вследствие весенних морозобоин (повреждение древесины стволов крупных деревьев в виде радиальной трещины, возникающее под действием резкого их охлаждения, – прим. ред.) и солнечных ожогов. В этом отношении у нас все, как в Европе.

Кстати, ранее этому вопросу совсем не уделялось внимания. Смешно, но некоторые ландшафтные «специалисты» до сих пор рассказывают населению, что тростниковая защита нужна для того, чтобы немецкие деревья закрыть ими, как шубой от суровой русской зимы. Еще забавнее наблюдать тростниковую защиту на стволах берез. Там она точно не нужна, так как белый цвет коры самостоятельно прекрасно отражает солнечную энергию. Плохо, что мы применяем уже устаревшие способы защиты ствола в виде тростниковых мат. Практика в Европе показала их неполную эффективность – много критики по экономическим показателям. Защищать ствол дерево надо порядка 4-5 лет, а тростник быстро темнеет, и его надо через 1,5-2 года заменять.

  Илья Заливухин: «Количество жилья и людей должно быть скоординировано с инфраструктурой»

Из отрицательного: у нас до сих пор не выстроена надежная система своевременного выявления опасных аварийных деревьев – крайне слабое оснащение оборудованием для инструментального контроля – не хватает приборов резистографов (прибор для анализа плотности древесины – прим. ред.), отсутствует соответствующее требование в московских правилах создания и содержания зеленых насаждений, не развита система воспитания безопасных деревьев – кроны деревьев в процессе роста обязательно требуется периодически обрезать. Все это приводит к их падению на наши дороги и улицы, повреждается имущество, получают травмы и гибнут люди. Зачастую все списывают на сильный ветер, что в подавляющем большинстве случаев неверно. Анализ показывает, что дерево нужно было своевременно удалить, так как уже изначально у него были проблемы – подрублены корни, возникли аномалии в развитии кроны – конкурирующие стволы гнили в основании опасных развилок и многое другое. Ветер всего лишь ускоряет время наступления несчастного случая.

Негативное влияние на жизнеспособность деревьев оказывают не выхлопные газы, а реагенты

Дроны и роботы

– Сейчас появляются роботы – газонокосильщики и даже дроны, которые засевают поля, насколько действительно они эффективны в работе, есть ли у этих технологий будущее в России?

С. П.: Я думаю, будущее несомненно имеется. У дронов, правда, в меньшей степени, нежели чем у роботов-газонокосильщиков. Особенно эти технологии будут активно использоваться в тех местах, где нет проблем с электричеством, – в городах и на частных территориях. Наиболее востребованным у нас будет ручной электроинструмент на аккумуляторах. Реагируя на растущий спрос, многие крупные производители зеленой индустрии расширили линейку инструмента для сада и леса как для любителей, так и для профессионалов. Поскольку многое инновационное оборудование работает на электроэнергии, современные мощные и емкие аккумуляторы позволяют работать долго и не менее эффективно в сравнении с бензиновым инструментом.

Анализ практического применения показывает все преимущества такого оборудования для конечного потребителя – экономия на техническом обслуживании, меньше вредного воздействия на человеческий организм и в целом на экосистему, начиная от отсутствия выхлопных газов и заканчивая шумовым воздействием на птиц и животных.

Автор: Юлия Каблинова

04 апреля 2022 08:04


АКТУАЛЬНО

Сергей Пальчиков: «Из-за чего гибнут деревья в большом городе?»

Падающие из года в год в Москве деревья превращают автомобили в груды искореженного железа. Иногда они представляют еще большую опасность, когда падают на находящихся в авто водителей или мирно движущихся по улице пешеходов. На днях произошла очередная такая история. На Сторожевой улице дерево, не выдержавшее груза налипшего на него снега, при падении задело 11-летнюю школьницу. Почему такие случаи в столице не редкость и какое будущее ждет зеленый фонд нашего города, CUD.NEWS выяснил у президента ассоциации «Союз профессионалов по уходу за деревьями», члена экспертного совета Московской областной думы, кандидата сельско-хозяйственных наук Сергея Пальчикова.

Негативное влияние на жизнеспособность деревьев оказывают не выхлопные газы, а реагенты

Последствия глобального потепления

– Что из себя представляет зеленый фонд Москвы в настоящее время?

С. П.: Москва считается самым богатым в Европе городом по наличию зеленых пространств. Этим фактом мы можем, безусловно, гордиться. Огромные площади парковых пространств дополнились лесными массивами Новой Москвы. Все это обеспечивает надежный каркас экологической безопасности крупнейшего европейского мегаполиса.

Если рассматривать послевоенный период (с 1950 годов) в части применявшегося ранее породного состава, то мы видим, что активно высаживались неприхотливые породы – тополь, липа, клен, береза, реже вяз. Благодаря реализации разных программ и акций, например программы «Миллион деревьев», в нашем городе появилось свыше шести с половиной миллионов саженцев деревьев, и с каждым годом их становится все больше.

Негативное влияние на жизнеспособность деревьев оказывают не выхлопные газы, а реагенты
Фото: Саша Белая /cud.news

– Появились ли в связи с климатическим фактором какие-то новые растения у нас за последние годы, глобальное потепление как-то повлияло на Москву и ее зеленый фонд? Стали ли высаживать что-то новое и необычное?

С. П.: О том, есть или нет явление «глобального потепления» во всем мире, идет много споров в научной и околонаучной среде. Я считаю, что на нашу столицу глобальное потепление никак не повлияло. Пока потепления явно недостаточно для того, чтобы в Москве появились, например, глицинии или магнолии в открытом грунте. Наиболее заметным проектом последних лет в озеленении столицы стала «Моя улица». Поскольку он был масштабный, рисковать экзотическими породами профессионалы не стали, выбор был продиктован надежностью пород в многолетней практике озеленения, экономической целесообразностью в соотношении дорогих и недорогих пород и современными тенденциями в ландшафтной сфере.

К примеру, наибольшее число деревьев, которые были высажены в Москве, – это клен и липа, при этом более половины лип приходилось не на традиционную мелколистную, а на липу европейскую, устойчивую к тиростромозу (инфекционное усыхание липы – прим. ред.), распространенному в Москве. Активно сажали дубы и вязы, а также красивоцветущие формы, такие как черемухи, яблони, рябины, ирга канадская, столь популярная в последнее время. Все эти породы использовались и в советское время, особых изменений в сторону экзотики не наблюдается, за исключением каких-то единичных посадок.

  Роман Душкин: «Небо Москвы пора готовить к приему дронов-доставщиков»

К слову, этих же принципов придерживаются в озеленении территорий новых жилых комплексов, парков, дворов и других общественных пространств. Очень много и активно внедряется в практику создание больших композиций из многолетних трав, все больше в парках мы видим естественных травянистых сообществ. Это стало возможным благодаря отказу от пагубной привычки выкашивания  всего высокотравья, что катастрофически обедняло состав естественного травянистого сообщества и пагубно влияло на биоразнообразие.

Негативное влияние на жизнеспособность деревьев оказывают не выхлопные газы, а реагенты
Фото: Саша Белая /cud.news

Лужайки на крышах домов

– На картинках из европейских стран мы часто видим красивые, оплетенные зеленью фасады, зеленые лужайки на крышах домов, множественность вариантов встраивания растений в архитектуру, городские здания. Возможно ли что-то подобное в Москве?

С. П.: В Европе действительно широко распространено озеленение крыш и фасадов, в их климате и особенностях исторического развития архитектуры такое озеленение зародилось вполне закономерно и существует не первую сотню лет, в их же географии рождались самые совершенные технологии такого озеленения. В нашу практику озелененные крыши и стилобаты пришли относительно недавно и пока не получили широкого распространения ввиду сложности инженерных решений и немалых бюджетов, однако как возможность зеленых зон они вполне перспективны в условиях современного строительства.

Главным условием создания таких садов является достаточная несущая способность кровли для размещения всех технологических слоев, ведь в отличие от обычного озеленения здесь все не заглубляется в поверхность, а возводится над ней. Что касается выбора посадочного материала, для зеленых крыш подойдут почти любые растения с учетом условия парусности крон и сомасштабности окружению. Для контейнерного размещения можно использовать крупные кустарники и небольшие деревья, различные зонтичные, плакучие и стриженные формы. Для ковровых посадок там, где есть возможность покоса, можно использовать злаки (газоны), там же, где покос исключен, подойдут многолетники, стелющиеся хвойные и лиственные кустарники, на самой маленькой глубине слоя – ковровые седумы. Главное, все это обеспечить инфраструктурой, которая обычно закладывается прежде всего при проектировании здания, а в последующем правильной агротехникой.

Что касается вертикального озеленения, в частности фасадов зданий, в Европе для этих целей применяется плющ, он вечнозеленый и хорошо зимует в том климате. В наших условиях вертикальное озеленение может быть выполнено листопадными лианами (виноград девичий, актинидии, лимонники, древогубцы, жимолость каприфоль), зимой и весной они находятся без листвы. Российские нормы строительства предполагают наличие у стен домов отмосток, а значит, возле стены посадка либо невозможна, либо сильно ограничена форматом зеленого кармана. На сегодняшний день вертикальное озеленение используется мало, это связано с длительным сроком выращивания лиан на нужном месте и очень ограниченным предложением рынка по размерам и ассортименту, хотя такой вид озеленения привнес бы необходимое разнообразие и улучшил экологические возможности города.

Солевая крошка токсична для растений

  Руслан Сухий: «Однозначно не рекомендую инвестировать в покупку студий»

– Также в Европе активно используются экопарковки, возможно ли у нас их обширное применение?

С. П.: Теоретически в наших условиях такую практику можно распространить. Но проблема в том, что трава портится не столько от механического воздействия колес, сколько от комплекса негативных факторов. У нас зачастую экопарковки устраивают с нарушением технологии, траве либо не хватает влаги, либо не хватает грунта, либо не хватает воздуха в почве. Но, пожалуй, самая актуальная российская проблема – это превышение всех допустимых норм по солям реагентов, что не оставляет шансов выжить травянистым растениям. С такой практикой внесения и деревьям-то плохо, не говоря уж о газонах. Сейчас до распускания зелени очень хорошо видно солевую крошку в огромном количестве на всех участках грунта вдоль дорожек. Она токсична для растений. Соли растворяются и годами накапливаются в почве, практически из нее не выводятся. Так что до выбора устойчивых трав нужно решить вопросы технологии и агротехники.

– Периодически звучит идея, что разделитель на Садовом кольце, за который ратует часть московских автомобилистов, мог бы быть «зеленым». Насколько это реально?

С. П.: Такой подход широко распространен в европейских странах. Там используются многолетние травы, кустарники, реже небольшие деревья. Зеленый барьер разделяет автомобильные потоки и снижает утомляемость автомобилиста, что по статистике положительно влияет на безопасность дорожного движения. Большие деревья в таких случаях обычно не применяются, так как они не обеспечивают необходимый безопасный транспортный габарит. Породный состав многолетних трав и кустарников достаточно разнообразен. Главное требование к ним – неприхотливость к условиям произрастания. Важно понимать, что в городе наибольшее негативное влияние на жизнеспособность зеленых растений оказывают не выхлопные газы. Прежде всего приводит к гибели растения воздействие реагентов, активно используемых коммунальными и дорожными службами. Это наглядно демонстрирует опыт европейских стран, отказавшихся от повсеместного использования в зимний период реагентов.

Негативное влияние на жизнеспособность деревьев оказывают не выхлопные газы, а реагенты
Фото: Саша Белая /cud.news

Все, как в Европе

– Как у нас в городе осуществляется уход за зелеными насаждениями, насколько соответствует современным методикам ухода?

С. П.: Отрасль ухода за деревьями в мире развивается очень активно. Десятки тысяч человек в Европе и Америке заняты производством специализированного оборудования, научными и экспертными исследованиями, непосредственно работой с деревьями. В Москве все не так однозначно.

Из положительного: высаженные деревья по мере необходимости обрезаются, в рамках гарантийного ухода они получают необходимые для роста стимуляторы и удобрения, стволы пересаженных в новые условия саженцев закрываются тростниковыми матами для защиты от термических ожогов, появляющихся вследствие весенних морозобоин (повреждение древесины стволов крупных деревьев в виде радиальной трещины, возникающее под действием резкого их охлаждения, – прим. ред.) и солнечных ожогов. В этом отношении у нас все, как в Европе.

Кстати, ранее этому вопросу совсем не уделялось внимания. Смешно, но некоторые ландшафтные «специалисты» до сих пор рассказывают населению, что тростниковая защита нужна для того, чтобы немецкие деревья закрыть ими, как шубой от суровой русской зимы. Еще забавнее наблюдать тростниковую защиту на стволах берез. Там она точно не нужна, так как белый цвет коры самостоятельно прекрасно отражает солнечную энергию. Плохо, что мы применяем уже устаревшие способы защиты ствола в виде тростниковых мат. Практика в Европе показала их неполную эффективность – много критики по экономическим показателям. Защищать ствол дерево надо порядка 4-5 лет, а тростник быстро темнеет, и его надо через 1,5-2 года заменять.

  Рашид Артиков: «Родина электротранспорта – царская Россия!»

Из отрицательного: у нас до сих пор не выстроена надежная система своевременного выявления опасных аварийных деревьев – крайне слабое оснащение оборудованием для инструментального контроля – не хватает приборов резистографов (прибор для анализа плотности древесины – прим. ред.), отсутствует соответствующее требование в московских правилах создания и содержания зеленых насаждений, не развита система воспитания безопасных деревьев – кроны деревьев в процессе роста обязательно требуется периодически обрезать. Все это приводит к их падению на наши дороги и улицы, повреждается имущество, получают травмы и гибнут люди. Зачастую все списывают на сильный ветер, что в подавляющем большинстве случаев неверно. Анализ показывает, что дерево нужно было своевременно удалить, так как уже изначально у него были проблемы – подрублены корни, возникли аномалии в развитии кроны – конкурирующие стволы гнили в основании опасных развилок и многое другое. Ветер всего лишь ускоряет время наступления несчастного случая.

Негативное влияние на жизнеспособность деревьев оказывают не выхлопные газы, а реагенты

Дроны и роботы

– Сейчас появляются роботы – газонокосильщики и даже дроны, которые засевают поля, насколько действительно они эффективны в работе, есть ли у этих технологий будущее в России?

С. П.: Я думаю, будущее несомненно имеется. У дронов, правда, в меньшей степени, нежели чем у роботов-газонокосильщиков. Особенно эти технологии будут активно использоваться в тех местах, где нет проблем с электричеством, – в городах и на частных территориях. Наиболее востребованным у нас будет ручной электроинструмент на аккумуляторах. Реагируя на растущий спрос, многие крупные производители зеленой индустрии расширили линейку инструмента для сада и леса как для любителей, так и для профессионалов. Поскольку многое инновационное оборудование работает на электроэнергии, современные мощные и емкие аккумуляторы позволяют работать долго и не менее эффективно в сравнении с бензиновым инструментом.

Анализ практического применения показывает все преимущества такого оборудования для конечного потребителя – экономия на техническом обслуживании, меньше вредного воздействия на человеческий организм и в целом на экосистему, начиная от отсутствия выхлопных газов и заканчивая шумовым воздействием на птиц и животных.

Автор: Юлия Каблинова

04 апреля 2022 08:04